おきしみみ (oxij) wrote,
おきしみみ
oxij

Снова философия

Сегодня была первая пара по философии в этом семестре. Угадайте с чего начал преподаватель (после того, как рассказал как будет мучать студентов на экзамене, конечно)? С «доказательства» почему лично мне, как будущему талантливому учёному-технарю, нужна философия. Прекрасно.
У меня складывается впечатление, что эти философы просто все обиженные жизнью, обиженные фразами людей типа Алфёрова (какой последний философ получил нобелевскую премию или что-то эквивалентное?) о том, что философия это «просто поболтать», обиженные всеобщей ненавистью к своему предмету (конечно же это все вокруг дураки, а предмет шикарный, нужный и преподают его чудо-преподаватели), обиженные на столько, что на каждом углу кричат о том, как эта их философия всем нужна, а на экзамене, при этом, очень часто, всячески пытаются смажорировать экзаменуемого.

Моей логике вообще не поддаётся почему техническим специальностям читают гуманитарные предметы. Вот моя сестра учится в гуманитарном вузе, при чём на весьма, как мне кажется, технической специальности, ибо она связана с архитектурой. У них есть хоть одна техническая дисциплина в учебном плане? Нет. На вопросы типа «А как же ты будешь считать нагрузку на фронтон рисуемого тобой здания?» студенты её ВУЗа отвечают примерно в следующем формате: «Для этого есть специальные люди, я должен/должна только спроектировать».
Как я отвечу на вопрос о том, из чего состояла душа по мнению Платона? «Для этого есть специальные люди, а узнаю их мнение посредством гугла.» Но почему-то в моём учебном плане, да ещё и при поступлении в аспирантуру, от меня требуется то, что не требуется ни от одного гуманитарного студента.
Но философия это не всё, что меня не радует. Я тут подумал, и решил, что я существенным образом не запомнил ровным счётом ничего из истории, которую мне читали в университете, ну то есть совсем вообще ничего, все мои знания об истории походят из школы, телевизора, интернета и рассказов отца. От всех экскурсий по культурологии у меня в голове осталось только одно утверждение об одной единственной картине в эрмитаже. От всех пар по этике и этикету у меня осталось в голове, что бывают открытые и закрытые позы.
Великолепное КПД не правда ли? Зато, в общей сложности, все эти предметы с учётом философии в этом семестре составляют ровно один учебный семестр. То есть, если я учусь в университете шесть лет, то половина года (это по объему как весь курс матанализа и половина функционального анализа вместе взятые!) уходит на предметы, от которых в моей голове остаётся два-три факта. Прекрасно, просто великолепно.

Сейчас в школьном ЕГЭ хотят разрешить гуманитариям сдавать математику в «гуманитарном» варианте, ибо у гуманитариев, видите ли, от многоуровневых дробей едет крыша и вообще «математика убивает креативность»™. При этом прочность весьма реальной крыши над _моей_ головой возложена на плечи людей, которые прячутся по углам при виде интегралов (а тем временем нагрузка на балку есть вполне себе двойной интеграл), а скоро такие люди ещё и складывать рациональные дроби не будут уметь. Прекрасно. Инновации и нанотехнологии во все конечные поля.

Но вернёмся к первой за семестр к паре по философии. Лектор в какой-то момент стал загибать про то, как софисты впервые разделили мир человека и мир природы, заявили, что в первом работают качественные оценки, а во втором количественные.
А при этом дирекция нашего ВУЗа дала распоряжение подчинённым составить критерии количественных оценок знаний выпускных студентов (видимо, в форме тестов), а вот философов-то и не спросили мнения. А ведь знания человека нельзя (!) оценивать количественными оценками, и об этом знали даже древние греки, а вот администрация ВУЗа да и не знает.
На что я не удержался и поднял руку вверх, возжелав задать вопрос, что привело к следующему диалогу:
— А оценка за экзамен по философии является количественной оценкой? — я.
— Ты сам понял чо спросил? — проследовало откуда-то с заднего ряда.
Ох как я ненавижу общие пары со студентами других кафедр, их много, мне с ними не нравится даже во дворе университета рядом находится, а тут они со всех сторон, они страшные, а то, о чём они говорят в перерывах часто вызывает у меня самопроизвольные подёргивания левой брови.
— Ну, — лектор, садясь на стул у доски, — вот, допустим, получите вы на экзамене «хорошо».
В этот момент у меня складывается чёткая модель его дальнейшего изложения мыслей, от этого мне отнюдь не становится смешно, потому как, очевидно, шутка, которую он порождает весьма примитивна, но моё тихое замечание о том, что он может дальше не распространяться, ибо уже и так всё ясно, что он там будет говорить, исчезает в хохоте имбецилов, сидящих повсюду вокруг.
— Или получаете «отлично», или, что самое лучшее — «у-до-во-ле-тво-ри-тель-но»! Разве же это не качественная оценка?
Одобрительное хихикание зала.
— Однако же, каждой вашей «качественной» оценке сопоставлен некоторый элемент натурального ряда. — я.
— Вау, на-тураль-ного-ооо ряда, ­— слышно откуда-то сзади-слева.
Лектор молчит, видимо размышляя над моей глубокой мыслью. В этот момент то, куда я клоню, понимает девушка, сидящая прямо предо мной, её слова я точно не помню (до этого писал сюда почти всюду дословно), ибо в этот момент большая часть моей вычислительной мощности была занята формулированием следующего высказывания, но суть примерно такова:
— Ну хорошо, вот нас вы будете оценивать качественно, но ведь после нас придут студенты, обучающиеся по болонской системе, и там придётся выставлять какие-то баллы и результаты экзаменов будут определяться, в том числе, и количественными параметрами. Как вы тогда будете их оценивать?
— Давайте не будем обсуждать этот вопрос, — что-то типа этого говорит лектор.
Прекрасно. Суду всё ясно.
Я это не к тому, что я один умный, а вокруг одни дураки. И в этих трёх часах философии было несколько фраз, показавшихся мне забавными, от которых, быть может, даже я получил какое-то удовольствие. Но когда я не согласен с каждым вторым утверждением преподавателя, не касающихся его рассказа об истории (основное содержание лекции это таки история философии, по сути), то предмет превращается в холивары и троллизм. Если учебные планы составляют люди, страстно желающие, чтобы у меня выработался чёткий иммунитет к философской чуши, то, поздравляю, им это удалось. Теперь, если я читаю статью/рецензию на книгу хоть сколь угодно великого академика, и в ней начинают гнуть о важности изучаемого мной текста с философского аспекта его содержания, то я тут же в панике отбрасываю данную стопку бумаги/вкладку браузера куда-нибудь, где её не будет видно и больше текстов этого автора не читаю.

Об этом всё равно бесполезно спорить. На каждую проблему, которую моя сестра приводила мне в качестве «неразрешимой для компьютера» я, в своё время, приводил описание (обычно не детерминированной) машины Тьюринга, которая эту «неразрешимую» проблему решала. После десяти таких пар «неразрешимая проблема» vs её решение, сестра обычно скрещивала руки на груди и заявляла что-то типа «всё равно, даже если машина решает эту проблему, это ничего не означает, так как человек решает эту проблему при помощи мира идей, а машина — механически». И как после этого можно о чём-то говорить? Я считаю, что если в обоих случаях результат всегда одинаков — то решения эквивалентны. Сестра так не считает. Я признаю, что моё или её мнение не является единственно верным. Но всё, чем я сейчас пользуюсь в реальной жизни создано исходя из моей версии аксиомы об эквивалентности. Если у гуманитариев-идеалистов этот факт не вызывает внутренних противоречий, то и хрен с ними. Но, это _не_ значит, что эти гуманитарии должны влезать в мой прекрасный математический мир и нагло портить его, создавая мне жизненные препятствия, вынуждающие меня тратить драгоценное время и подробно изучать их, с моей точки зрения противоречивые, взгляды на вещи, и притворяться, что я ими проникся до всей глубины своей гипотетической души.
На этом можно было бы и закончить, ибо сие есть главная мысль, но я снова вернусь к лекции.

Поскольку я теперь почти что живу в университете, то у меня есть возможность приходить на лекции в домашних тапочках и без сумки/куртки. Потому я взял за правило приходить на первые лекции по каждому предмету без всего и только слушать. После окончания я иду в свою комнату, беру листик бумаги в восстанавливаю на нём всё, что говорил лектор. Если мне это удаётся, то предмет не содержательный, и его можно и дальше не конспектировать, если не удаётся, то в следующий раз я обязательно принесу хотя бы ручку. Сегодня мне понадобилось 10 минут и одна страница A4, чтобы на бумаге кратко пересказать всё, о чём рассказывалось целых три часа. И после этого философия это не «просто поболтать»?

И последнее, теперь я напишу, что я думаю о философии самой, как дисциплине. Извините, но философия, по моему искреннему убеждению (полученному из чувственного опыта и рассказов отца о былых временах) — это девица лёгкого поведения.
Философия древних греков воспринимается мной как своеобразные «упражнения для ума». Тогда ещё не было той математики, фундамент которой появится ближе к позапрошлому веку, не было математической логики. И греки просто упражнялись в логических размышлениях, беря в качестве субъектов этого размышления какие-то жизненные образы (не зря же у них там всё описано конструкциями типа «колесница разума, запряжённая стремящимся и страстным»). Философия средних веков, за не многими исключениями, — придаток религии. Философия возрождения — это снова упражнения для ума, плавно переходящие в философию нового времени и в то, что мы сейчас называем «социология». Дальше у меня весьма скудные познания, но я слышал, что в 70-ых годах прошлого века, все философы поголовно превратились в экологов.
Да, философия в своё время сыграла немаловажную роль в развитии ранней науки, ибо из упражнений обычно что-то да получается. Но, извините, когда какой-нибудь математик типа Гёделя доказывает теорему, которая важна, но при этом на столько проста, что её понимают даже философы (и уже хотя бы за это страстно за неё цепляются), а самому Гёделю тут же приписывают звание «философа математики», то факт, доказанный Гёделем, от этого не становится заслугой философии.
У меня складывается впечатление, что от того, что когда-то философией упражнялись целые государства, она возомнила себя самой важной «наукой», а теперь, чтобы хоть как-то оправдать своё существование, она навешивает «философский лейбл» на всё, в чём философы могут разобраться при помощи своих философских умов. То, что каждый второй знаменитый логик за одно и «философ математики» тому яркое подтверждение.
Tags: ifmo, my brain, philosophy
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments