Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

|, me, hikki, ok

Паттерны проектирования, гриды и прочая безответственность

В наш великий ВУЗ последние несколько лет с завидной частотой приглашают всяких дяденек прочитать лекцию на не то, чтобы на очень сильно ограниченные темы.
Скажем, в прошлом учебном году на лекции к третьему курсу заманивали учёных мужей Петербурга, не ограничивая их в выборе темы беседы, а в начале ноября — конце декабря этого учебного года соседняя кафедра проводила семинар по высокопроизводительным вычислениям, в связи с выигранным мега-грантом на приглашение зарубежного учёного.

Непонятно, почему, и те, и другие лекции проводятся в «почти закрытом» режиме. Вообще, у меня есть подозрение, что, если сильно копнуть, то выяснится, что такие курсы лекций разных мутных и не очень приглашённых товарищей в разных частях университета проводятся значительно чаще, чем раз в год, а от кого и зачем это всё прячут — неясно. Но сейчас не об этом.

Одним из фактов об этой стране, усвоенным на военных сборах, являлось то, что уйма граждан не может или не хочет даже выполнять своих элементарных служебных обязанностей. В принципе, это можно наблюдать в любом местном отделении какого-нибудь государственного органа, где никто не хочет ни за что отвечать, только целыми днями гоняют чай, а мою посылку из Китая, долетевшую в эту страну оттуда за сутки, «сортируют» на почте уже двадцать четвёртый день. Однако, если тут почти месяц лёжбыща мелкого пакета на складе вызывает народное недовольство, то в армии подобное поведение возведено в норму.
После последнего семинара во мне окончательно укрепилось мнение, что между многими учёными и виданными мной военными не такая уж и большая разница. Сейчас объясню почему.

Забудем на минуту общечеловеческие значения слов «простой» и «сложный». В этой необщечеловеческой классификации история и философия являются более сложными дисциплинами, чем физика и математика, поскольку в первые две дисциплины особенно не воюют за логическую связность и уменьшение количества параметров, в то время как последние две только этим и занимаются (наверное, от части такая формулировка была навеяна этой критикой философии науки).

В таком же смысле лямбда-исчисление и теория типов значительно проще, чем объектно-ориентированное программирование и паттерны проектирования. При этом, мне кажется, между первым—третьим и вторым—четвёртым куда больше сходства, чем может показаться на первый взгляд. В каком-то интервью (которое я не смог загуглить) вроде Simon Peyton-Jones говорил, что там, где ООП-кодеры начинают совать UML, хаскелисты расчехляют дополнительные стрелки в типовых аннотациях (вот ещё тред почти про это же на sof). Также и большинство паттернов занимается эмуляцией поведения шашечек из функционального мира (выборочно иду по часто упоминаемым из списка паттернов в Википедии): Adapter — замыкания, Interpreter — GADTs + eval, Listener (тут обман, его в списке в Вики нет) — замыкания, Mediator — ещё раз замыкания, Nullable — пахнет Maybe monad transformer, Proxy — тайпклассы и снова замыкания, Visitor — и тут снова тайпклассы. Ля-ля-ля, все всё давно поняли, а я — Капитан О.

Так вот, вернувшись на два параграфа назад, но глядя в список паттернов в Википедии (нет, там есть что-то осмысленное, но, в целом, один этот размер списка уже о чём-то говорит), нетрудно заметить, что эти паттерны проектирования — это философия какая-то, а совсем не математика. Конечно, философствовать куда приятнее, чем делом заниматься — сиди сочиняй себе паттерны. Частных случаев, выражающихся в случайной перестановке фич GADTs, замыканий, кванторов существования и прочей фигни высших порядков хватит на всю жизнь, можно не одну квази-интеллектуальную книжку по проектированию ПО написать. Тут же можно догадаться почему я там умолчал про всякие MV(C|.*).

В общем, наблюдается ярко выраженная любовь человечества к дисциплинам с огромным количеством мелких деталей, где можно строить из себя умного, вообще по сути ничего не понимая. В этом свете, любовь к преподаванию ООП на всяких «языках, используемых в индустрии», типа там C++, или Java, становится мотивационно оправданной: когда больше нечего сказать, можно пофилософствовать почему условие
(a < b) || (a == b) || (a > b)

для a и b целочисленного типа, может никогда не выполниться.

Надеюсь, я достаточно прямо выразил свою простую мысль: ООП, UML, паттерны и прочая «инженерия ПО» — это (за мелкими исключениями) философия, философия — не математика, программирование — математика. Любовь к такой философии легко объяснить отсутствием достаточного уровня абстрактного мышления, ибо ковыряться в деталях всегда проще, чем построить общую теорию. А работать-то не хочется.

Кстати, в этом смысле достаточно поучителен тот (исторический) факт, насколько сильно отличаются по количеству правил первые формализации систем типов для ООП-языков, и их современные версии. Об этом почему-то не часто вспоминают.

Но вернёмся к семинару по высокопроизводительным вычислениям. Оказывается, у них там тоже есть своя философия: грид, грид, грид, распараллеливание последовательных программ, грид, грид, грид, новые языки параллельного программирования (и ни одного функционального даже не упомянули, кстати), грид, грид, грид, суперкомпьютеры, грид, грид, грид. Ну вы поняли. Нет, были и очень адекватные лекторы: оба заграничных учёных (один просто гость, второй приглашённый сотрудничать по мега-гранту) и один российский, по крайней мере, создавали впечатление, что они реально что-то делают. При этом уровень финансирования заграничных поражает: они там проектируют, собирают и используют огромное количество кастомного железа, российские же только уповают на железки известных заграничных фирм. Ещё был один просто интересный отечественных рассказчик о матфизике на суперкомьютерах (видимо, тоже что-то реально делают, но как-то невнятно что именно). Остальные, или просто несли почти ноль новой информации, или так глубоко вдавались в философию, что забывали о том, что арифметика по модулю на целых числах истинно ассоциативна. Короче, область, конечно, специфическая, и мути хватает по обе стороны границы, но всё равно как-то печально смотрится российская наука, а большинство учёных выглядят измученными беготнёй между попытками выбить немного денег из государства и чтением лекций, к которым некогда (или лень) готовиться.

В заключение хочу отметить, что со времени последних постов, полных уважения к философии, я пришел к выводу, что всякие философы, любители UMLя, паттернов и прочей мути — вовсе не вредны для общества. Смотрите сами, если бы по мгновению волшебной палочки вдруг все фишеры и спамеры исчезли из сети, то люди так расслабились бы, что появление очередного вида мошенничества могло бы вызвать катастрофу глобального масштаба. Философия, РАЕН и ООП с паттернами просто необходимы обществу, чтобы у адекватных его членов не скисли мозги.
|, me, hikki, ok

Отлично с отличием

Сдал вчера государственный экзамен по философии на «отлично». Если вдруг кто не знает, то форма проведение госэкзамена несколько отличается от проведения обычного экзамена: на обычном сразу говорят оценку, а на госэкзамене, после того, как всех желающих проэкзаменуют, комиссия совещается, выносит решение по каждому товарищу, после чего торжественно объявляются результаты.
При торжественном объявлении моей отличной оценки было сделано забавное замечание, что мой ответ являлся лучшим из всех ими услышанных (а ведь госэкзамен сдаёт дофига народу). Срочно дайте мне какую-нибудь медаль, я повешу её на своё Чувство Собственного Величия.
Теперь, на правах победителя, я тут потешу своё самолюбие, описанием процесса достижения столь значительных результатов.

Как можно было заметить, я столь часто пишу в этот чудесный журнал о том, какое говно есть вся эта ваша философия (за что, кстати, некоторые особенно впечатлительные личности на меня сильно обиделись). Достаточно потыкать в теги этого поста, чтобы проникнуться темой.
С другой стороны, на мои каверзные вопросы к философам я вечно получал неудовлетворяющие меня ответы, всячески намекающие, что это я тупой, а все кругом доктора философских наук.
Поэтому я решил, что я должен разобраться в тонкостях философской дисциплины, и быть оценённым на достойную оценку самими этими великими докторами. Оказалось, что сегодня я даже перевыполнил план.

Вроде это первый в моей жизни предмет, на подготовку к экзамену к которому я потратил целых три недели, из которых где-то две с половиной недели я учился достаточно пассивно, а оставшийся кусок — весьма активно.

Вообще, немного отойдя от темы, я давно хотел запечатлить для будущих поколений, что именно где-то в этом году я в достаточной степени понял особенности внутреннего устройства своей головы, чтобы начать этими особенностями пользоваться себе во благо, а не постоянно с ними воевать. Итак.
* Я точно знаю, что я не думаю на каком-то конкретном человеческом языке, до тех пор, пока не хочу (или не представляю, что хочу) сформулировать мысль в словесной форме.
* Товарищ Раскин в своей книжке утверждает, что у человека «полтора» фокуса внимания. Я точно знаю, что для некоторых комбинаций задач у меня их два.
* У меня большой оверхед на подготовительные процессы, необходимые для решения задачи в новой или почти забытой предметной области. Я очень часто сначала торможу, а потом всё внезапно становится очевидным.
* У меня очень избирательная кратковременная память, но объёмная средне- и долговременная. Открыв текст своей бакалаврской я могу восстановить последовательность её создания и редактирования (и эта последовательность подтверждается системой контроля версий), но я запросто могу забыть предыдущую фразу преподавателя на лекции.
* Контекст-свичи у меня почти ничего не стоят. Например, в моём оконном менеджере 22 рабочих стола и я всегда помню что где лежит, и что я там делал без каких-либо тулбаров, а в браузере открыто несколько десятков вкладок с текстами, которые я читаю более-менее параллельно.
* У меня полностью отсутствует мелкая моторная память (вообще необходимость записывать что-то меня только отвлекает от сути), но развита зрительная (фотографическая?) память.
* Наличествует какой-то абсолютный кретинизм в отношении имён (если имя каждый день не слышу, то хрен я его запомню) и дат рождения (даже свой день рождения часто смотрю в профиле в жж).

Из этих свойств я уже достаточно давно для себя сделал следующие заключения:
— на лекциях бесполезно что-либо писать, а нужно заставлять себя как можно старательнее складывать всё, что говорят и рисуют, в кратковременную память — я вообще теперь не веду конспектов на лекциях, но могу выгрузить содержимое кратковременной памяти на бумагу уже после лекции, чтобы потом этот рукописный лист отложился в зрительной памяти;
— в работе с интерфейсам компьютера я могу позволить себе чуть больше свободы, чем мне обычно хотят предоставить (вот поэтому и приходится писать свои оконные менеджеры).

В отношении изучения философии, пользуясь этими свойствами, я избрал следующую стратегию: две с половиной недели просто «смотреть» на философские тексты особенно не пытаясь в них разобраться. А за несколько дней перед экзаменом попытаться понять логику всех этих мыслителей и выстроить какую-нибудь общую картину мира. Опыт получился до того забавный, что на этих выходных я не спал две ночи. Не от страха, что я чего-то не успею, а потому что после десяти часов жестокого компостирования мозга философскими текстами, активно параллельно подбираемыми из памяти и из бумаги, я просто не мог заснуть без ответов на разные вопросы типа «А почему товарищ A говорил, что X, когда B ссылался на A и говорил, что Y». То есть, я пытался уложить себя спать, но очень быстро очередной вопрос поднимал меня обратно к бумажкам. И так две ночи подряд.
В понедельник я более менее добил последние вопросы, связанные с логическими связями и, наконец, нормально уснул (и проспал половину следующего дня). День перед экзаменом я посвятил вызубриванию тех нескольких вопросов, которые не поддавались пониманию с логической точки зрения, и зазубриванию отображения между именами философов и их идеями (именной кретинизм же).

Теперь о чувственном опыте. В двух с половиной недельный промежуток моё отношение к философии оставалось на уровне «какая-то бредятина тут написана». Я достаточно внимательно смотрел на тексты из методички и некоторые оригиналы (правда в переводах) и находил уймы элементарных логических ошибок: посылка и заключение перепутаны, «равносильно» неявно используется вместо «следует», используется самопротиворечивая логическая аксиоматика, рассуждения натыкаются на парадокс лжеца, рассуждения натыкаются на парадокс Рассела, и так далее. Я не знаю, были ли эти ошибки в оригиналах на оригинальных языках, внесли ли их переводчики, или авторы методички, но в течении двух недель я тщательно обводил в текстах всю эту чушь и вечерами зачитывал отцу, который до этого мне долго доказывал, что философия есть полезный предмет и для технарей-прикладников.
Прямо перед выходными я обнаружил, что сам Рассел является автором книги по западной философии. После того, как я научился отделять в ней иронию от сути, эта книга стала чуть ли не основным аргументом в пользу того, что «какая-то бредятина тут написана», ибо Рассел старательно выделяет куда более фундаментальные логические ошибки, на которые я, по своей ограниченности их поиском в формулировках, просто не обращал внимания.
Одно только «Если реальность вневременна, то нет оснований полагать, что поздние Стадии процесса должны воплощать более высокие категории, чем ранние стадии, если только не принимать богохульного предположения, что вселенная постоянно изучала философию Гегеля» чего стоит.
С другой стороны, Рассел достаточно чётко и понятно разъясняет основные аксиомы и логические выводы (там где они есть) и из этого источника я очень много почерпнул.

В субботу моё отношение к философии перешло в состояние «быть может я просто чего-то не понимаю, а что-то в этом есть», поскольку среди куч групп фактов я абсолютно потерял логические связи между группами, даже в рамках какого-то одного учения.

Тут снова следует отвлечься. Однажды перед лекцией по философии я сидел в холле перед аудиторией и рассуждал о глубинах высших материй, как ко мне подсела бывшая почти-одноклассница (один год выпуска, я хз как это принято называть), которая сейчас учится вообще на другом факультете, но лекции по философии у нас общие. В тот момент моё мнение о философии выражалось односложно, и я решил узнать насколько её мнение отличалось от моего. Удивительно, я услышал примерно такой ответ:
— Ну, вообще интересно послушать, и потом, я последнее время часто по музеям хожу, в театры, как-то на культуру потянуло.
— А ты работаешь где-нибудь?
— Нет.
Сравнив эти факты со своей биографией, которая говорит, что примерно год назад я тоже очень любил ходить по музеям и в театры и при этом особенно нигде не работал, я пришёл к следующему выводу: культура начинает привлекать, когда нечего делать. Я, конечно, утрирую, но что-то в этой мысли есть.

Так вот, вернувшись к субботнему «быть может я просто чего-то не понимаю, а что-то в этом есть», я понял, что, это состояние, и вообще предыдущее двухнедельное с лишним чтение философии, вполне можно объяснить из следующих соображений: мне лень делать что-то полезное (я хотел познать глубины философии, но мне действительно было лень параллельно заниматься полезными вещами), поэтому я оправдывал своё существование в эти две недели тем, что я якобы делал что-то полезное, в то время как я просто читал какой-то текст (хотя, конечно, его достаточно забавно было читать, а особенно зачитывать отрывки по вечерам), который, в действительности, не имеет действительно практического смысла.
Я в курсе, что можно найти десяток философских концепций, которыми можно осудить такой метод рассуждений, и вообще я достаточно вызывающе пишу. Но оцените суть. Тут я утверждаю, что люди считают философию полезной по двум причинам:
— им нечего делать;
— философия это что-то такое не очень понятное, наукообразное, и вообще логика, все дела, да ещё кругом все говорят, что это очень умная штука.
А философам, в свою очередь, нечего делать, и они читают завораживающие лекции.

Я не хочу сказать, что одностороннее техническое развитие рулит и в театры технарям ходить не нужно (или даже нельзя), но, извините, когда технарь (_нанотехнолог_, можно сказать), вместо того, чтобы заняться своей областью знания, начинает ходить в оперу, то это ничем не лучше, случая философов, в рабочее время проектирующих небоскрёбы, или программистов, танцующих балет.

Но вернёмся к изучению мной философии. После такого рода рассуждений, в воскресение меня осенила гениальная мысль о том, что, на самом деле, никакой общей картины мира даже в рамках учения одного философа нет. Это осознание я стал агрессивно применять в разрешение возникающих логических неустоек следующим образом: каждое учение я стал мысленно разбивать на «острова», выделяя в них аксиомы и верные логические цепочки и выводы (заметим, что каждый такой остров впоследствии легко восстановить исходя только из заученных предпосылок), после этого, «мосты» между островами (цепочки рассуждений с нарушенной логикой) я также стал принимать в качестве аксиом и заучивать.
Конечно, стройность всей конструкции при этом хромает (однако в этом виноват не я, а хромоногость самого предмета изучения), но зато становится абсолютно ясна поведенческая модель, которую нужно осуществлять на экзамене: нужно рассказать сначала устройство каждого острова, а потом, приперчивая фразами типа «Из чего Гегель заключает, что ...» произнести формулировки всех мостов между ними.
Более того, оказалось, что сами формулировки экзаменационных вопросов очень хорошо ложатся в эту модель. Например, один из моих вопросов на экзамене звучал так: «Всемирная история как процесс в осознании свободы». Данный вопрос захватывает следующие логические острова: «абсолют и диалектика», «свобода как субстанция», «составляющие и прогресс всемирной истории». Логической связи между первыми двумя я вообще никакой не обнаружил, но Гегель, видимо, понимал в этом больше чем я.
Аналогичным образом я поступил и со вторым вопросом билета.
В результате, использование описанного метода столь сильно поразило комиссию, что экзаменаторы слушали меня с широко открытыми глазами, а моё достижение по формализации было специально отмечено во время объявления оценок.

Естественно, что общее впечатление от самого предмета обсуждения, не смотря на мою текущую обогащённость в количественном и качественном, вернулось в состояние «какая-то бредятина тут написана» (и всё также описываемо односложно). Своего мнения о необходимости урезать количественное представление данной дисциплины в учебном плане я не отвергаю, зато теперь считаю себя в праве до следующего экзамена в аспирантуре (если оно вообще будет) броадкастить сие мнение по любому удобному случаю.
|, me, hikki, ok

Очередной поток кирпичей

Идя вдоль коридора кафедры математики в ИТМО случайно заметил на стене прикнопочненный ксерокс заметки об очередных приключениях Перельмана из какой-то оффлайновой газеты (а их ещё кто-то читает?). Всю её цитировать не буду, но меня удивляет тот факт, что, не смотря на все жизненные подробности (типа обучения в аспирантуре в штатах), автор газетной статьи в заключении удивляется, что такого великого русского математика нет в составе российской академии наук. Не смешно.

Ещё могу вылить сюда своё очередное «фу!» на тему очередной лекции философии, что была в пятницу, но воздержусь только замечанием, что вся (известная мне и читаемая моему курсу) западная философия имеет такую концентрацию софизма, что тошнит. Почему бы, если уж есть в плане философия, не прочитать что-нибудь про буддизм/вообще восточную философию, например? Я тут попробовал почитать книгу какого-то перевоплощения кого-то и меня заинтересовало, потому что всё чётко, ясно, без софизма, без пространных рассуждений и без претензий на чёткую логику там, где даже базовые понятия не определены или вообще противоречивы.

А ещё забавляют причитания лектора на тему того, что в будущем хотят убрать из учебных планов технарей один семестр философии и, вроде, всю культурологию. Если это правда, то мне, например, жалко только, что я не в будущем.
Не меньше меня забавляют причитания о «былых временах» типа:
— В Древней Греции люди тысячами собирались на городских площадях, чтобы послушать философов, а сегодня все смотрят тупые передачи по телеку.
— Раньше все ходили в библиотеки, а теперь бездумно поглощают потоки информации из интернета.
— Раньше все играли в шахматы, а теперь в «контр-страйк».
— А вот в советские времена командир подводной лодки получал аж 1000 советских рэ, а сегодня они работают в охранных агенствах за копейки.
Можно продолжать, только это всё разговоры для бедных.
Вчера гик, целыми днями торчащий в интернете, считался хикикомори-задротом и ассоциалом, а сегодня ассоциален тот, кто не просиживает часы фтентакле/фейсбаке/твиттуре.
О том как плохо, что молодёжь не читает книг, говорят только те, кто не видел чего-нибудь типа «колхоза» (а идиоты были всегда, может быть только концентрация поменялась).
О том какое говно показывают по телевизору говорят только те, кто его смотрит.
Тотальную увлечённость спортивными зрелищами критикуют те, кто сами ими увлекаются.
А все вокруг отдыхают только у того, кто сам нифига не работает.

И ещё перл: «Бывают гении-вундеркинды по математике или физике, но история не знает примеров вундеркиндов по истории и философии. Это говорит о том, что гуманитарные науки сложнее технических, поскольку для технических достаточно только способностей, а для гуманитарных требуется и большой багаж знаний.»
Логика в этом утверждении, несомненно, есть, но я, например, склонен интерпретировать упомянутый факт несколько в другом ключе. Но, дабы никого не обидеть, промолчу.
|, me, hikki, ok

Выходные и философия

Осознание, что уже послезавтра начинаются аж три дня выходных меня печалит.

Чем можно заняться на выходных:
* спать по 20 часов в день,
* смотреть аниму по 20 часов в день,
* чередовать предыдущие два пункта,
* сортировать закладки в браузере,
* двигаться по закладкам поиском в глубину и добавлять новые ссылки в закладки,
* чередовать предыдущие два пункта,
* читать умные книжки,
* привести в рабочее состояние (после фейла сервера-гейтвея) домашний кластер,
* сделать что-то совершенно ненужное, например, куда-нибудь с кем нибудь сходить.

Каждый день ходя в университет, я знаю, чем я буду заниматься в течение дня (по дороге туда-сюда читать книжки, там — читать другие книжки, ходить на/читать кому-то лекции), а от такого выбора на выходные даже глаза разбегаются.
Вообще, я считаю, что эта тенденция с «переносом» предпраздничных дней на ближайший викенд — пагубна.

А ещё несколько часов назад была очередная лекция по философии. В аудитории кроме меня, на этот раз, нашёлся ещё один забавный молодой человек.
Я обычно IRL придерживаюсь мнения, что надо задавать наводящие/каверзные вопросы и смотреть, что будет, а этот молодой человек весело и сочно холиворил с лектором.
Слепок сегодняшнего мнения по предмету: философия, как дисциплина, — говно, но лекции бывают весьма забавными.
|, me, hikki, ok

Снова философия

Сегодня была первая пара по философии в этом семестре. Угадайте с чего начал преподаватель (после того, как рассказал как будет мучать студентов на экзамене, конечно)? С «доказательства» почему лично мне, как будущему талантливому учёному-технарю, нужна философия. Прекрасно.
У меня складывается впечатление, что эти философы просто все обиженные жизнью, обиженные фразами людей типа Алфёрова (какой последний философ получил нобелевскую премию или что-то эквивалентное?) о том, что философия это «просто поболтать», обиженные всеобщей ненавистью к своему предмету (конечно же это все вокруг дураки, а предмет шикарный, нужный и преподают его чудо-преподаватели), обиженные на столько, что на каждом углу кричат о том, как эта их философия всем нужна, а на экзамене, при этом, очень часто, всячески пытаются смажорировать экзаменуемого.

Моей логике вообще не поддаётся почему техническим специальностям читают гуманитарные предметы. Вот моя сестра учится в гуманитарном вузе, при чём на весьма, как мне кажется, технической специальности, ибо она связана с архитектурой. У них есть хоть одна техническая дисциплина в учебном плане? Нет. На вопросы типа «А как же ты будешь считать нагрузку на фронтон рисуемого тобой здания?» студенты её ВУЗа отвечают примерно в следующем формате: «Для этого есть специальные люди, я должен/должна только спроектировать».
Как я отвечу на вопрос о том, из чего состояла душа по мнению Платона? «Для этого есть специальные люди, а узнаю их мнение посредством гугла.» Но почему-то в моём учебном плане, да ещё и при поступлении в аспирантуру, от меня требуется то, что не требуется ни от одного гуманитарного студента.
Но философия это не всё, что меня не радует. Я тут подумал, и решил, что я существенным образом не запомнил ровным счётом ничего из истории, которую мне читали в университете, ну то есть совсем вообще ничего, все мои знания об истории походят из школы, телевизора, интернета и рассказов отца. От всех экскурсий по культурологии у меня в голове осталось только одно утверждение об одной единственной картине в эрмитаже. От всех пар по этике и этикету у меня осталось в голове, что бывают открытые и закрытые позы.
Великолепное КПД не правда ли? Зато, в общей сложности, все эти предметы с учётом философии в этом семестре составляют ровно один учебный семестр. То есть, если я учусь в университете шесть лет, то половина года (это по объему как весь курс матанализа и половина функционального анализа вместе взятые!) уходит на предметы, от которых в моей голове остаётся два-три факта. Прекрасно, просто великолепно.

Сейчас в школьном ЕГЭ хотят разрешить гуманитариям сдавать математику в «гуманитарном» варианте, ибо у гуманитариев, видите ли, от многоуровневых дробей едет крыша и вообще «математика убивает креативность»™. При этом прочность весьма реальной крыши над _моей_ головой возложена на плечи людей, которые прячутся по углам при виде интегралов (а тем временем нагрузка на балку есть вполне себе двойной интеграл), а скоро такие люди ещё и складывать рациональные дроби не будут уметь. Прекрасно. Инновации и нанотехнологии во все конечные поля.

Но вернёмся к первой за семестр к паре по философии. Лектор в какой-то момент стал загибать про то, как софисты впервые разделили мир человека и мир природы, заявили, что в первом работают качественные оценки, а во втором количественные.
А при этом дирекция нашего ВУЗа дала распоряжение подчинённым составить критерии количественных оценок знаний выпускных студентов (видимо, в форме тестов), а вот философов-то и не спросили мнения. А ведь знания человека нельзя (!) оценивать количественными оценками, и об этом знали даже древние греки, а вот администрация ВУЗа да и не знает.
На что я не удержался и поднял руку вверх, возжелав задать вопрос, что привело к следующему диалогу:
— А оценка за экзамен по философии является количественной оценкой? — я.
— Ты сам понял чо спросил? — проследовало откуда-то с заднего ряда.
Ох как я ненавижу общие пары со студентами других кафедр, их много, мне с ними не нравится даже во дворе университета рядом находится, а тут они со всех сторон, они страшные, а то, о чём они говорят в перерывах часто вызывает у меня самопроизвольные подёргивания левой брови.
— Ну, — лектор, садясь на стул у доски, — вот, допустим, получите вы на экзамене «хорошо».
В этот момент у меня складывается чёткая модель его дальнейшего изложения мыслей, от этого мне отнюдь не становится смешно, потому как, очевидно, шутка, которую он порождает весьма примитивна, но моё тихое замечание о том, что он может дальше не распространяться, ибо уже и так всё ясно, что он там будет говорить, исчезает в хохоте имбецилов, сидящих повсюду вокруг.
— Или получаете «отлично», или, что самое лучшее — «у-до-во-ле-тво-ри-тель-но»! Разве же это не качественная оценка?
Одобрительное хихикание зала.
— Однако же, каждой вашей «качественной» оценке сопоставлен некоторый элемент натурального ряда. — я.
— Вау, на-тураль-ного-ооо ряда, ­— слышно откуда-то сзади-слева.
Лектор молчит, видимо размышляя над моей глубокой мыслью. В этот момент то, куда я клоню, понимает девушка, сидящая прямо предо мной, её слова я точно не помню (до этого писал сюда почти всюду дословно), ибо в этот момент большая часть моей вычислительной мощности была занята формулированием следующего высказывания, но суть примерно такова:
— Ну хорошо, вот нас вы будете оценивать качественно, но ведь после нас придут студенты, обучающиеся по болонской системе, и там придётся выставлять какие-то баллы и результаты экзаменов будут определяться, в том числе, и количественными параметрами. Как вы тогда будете их оценивать?
— Давайте не будем обсуждать этот вопрос, — что-то типа этого говорит лектор.
Прекрасно. Суду всё ясно.
Я это не к тому, что я один умный, а вокруг одни дураки. И в этих трёх часах философии было несколько фраз, показавшихся мне забавными, от которых, быть может, даже я получил какое-то удовольствие. Но когда я не согласен с каждым вторым утверждением преподавателя, не касающихся его рассказа об истории (основное содержание лекции это таки история философии, по сути), то предмет превращается в холивары и троллизм. Если учебные планы составляют люди, страстно желающие, чтобы у меня выработался чёткий иммунитет к философской чуши, то, поздравляю, им это удалось. Теперь, если я читаю статью/рецензию на книгу хоть сколь угодно великого академика, и в ней начинают гнуть о важности изучаемого мной текста с философского аспекта его содержания, то я тут же в панике отбрасываю данную стопку бумаги/вкладку браузера куда-нибудь, где её не будет видно и больше текстов этого автора не читаю.

Об этом всё равно бесполезно спорить. На каждую проблему, которую моя сестра приводила мне в качестве «неразрешимой для компьютера» я, в своё время, приводил описание (обычно не детерминированной) машины Тьюринга, которая эту «неразрешимую» проблему решала. После десяти таких пар «неразрешимая проблема» vs её решение, сестра обычно скрещивала руки на груди и заявляла что-то типа «всё равно, даже если машина решает эту проблему, это ничего не означает, так как человек решает эту проблему при помощи мира идей, а машина — механически». И как после этого можно о чём-то говорить? Я считаю, что если в обоих случаях результат всегда одинаков — то решения эквивалентны. Сестра так не считает. Я признаю, что моё или её мнение не является единственно верным. Но всё, чем я сейчас пользуюсь в реальной жизни создано исходя из моей версии аксиомы об эквивалентности. Если у гуманитариев-идеалистов этот факт не вызывает внутренних противоречий, то и хрен с ними. Но, это _не_ значит, что эти гуманитарии должны влезать в мой прекрасный математический мир и нагло портить его, создавая мне жизненные препятствия, вынуждающие меня тратить драгоценное время и подробно изучать их, с моей точки зрения противоречивые, взгляды на вещи, и притворяться, что я ими проникся до всей глубины своей гипотетической души.
На этом можно было бы и закончить, ибо сие есть главная мысль, но я снова вернусь к лекции.

Поскольку я теперь почти что живу в университете, то у меня есть возможность приходить на лекции в домашних тапочках и без сумки/куртки. Потому я взял за правило приходить на первые лекции по каждому предмету без всего и только слушать. После окончания я иду в свою комнату, беру листик бумаги в восстанавливаю на нём всё, что говорил лектор. Если мне это удаётся, то предмет не содержательный, и его можно и дальше не конспектировать, если не удаётся, то в следующий раз я обязательно принесу хотя бы ручку. Сегодня мне понадобилось 10 минут и одна страница A4, чтобы на бумаге кратко пересказать всё, о чём рассказывалось целых три часа. И после этого философия это не «просто поболтать»?

И последнее, теперь я напишу, что я думаю о философии самой, как дисциплине. Извините, но философия, по моему искреннему убеждению (полученному из чувственного опыта и рассказов отца о былых временах) — это девица лёгкого поведения.
Философия древних греков воспринимается мной как своеобразные «упражнения для ума». Тогда ещё не было той математики, фундамент которой появится ближе к позапрошлому веку, не было математической логики. И греки просто упражнялись в логических размышлениях, беря в качестве субъектов этого размышления какие-то жизненные образы (не зря же у них там всё описано конструкциями типа «колесница разума, запряжённая стремящимся и страстным»). Философия средних веков, за не многими исключениями, — придаток религии. Философия возрождения — это снова упражнения для ума, плавно переходящие в философию нового времени и в то, что мы сейчас называем «социология». Дальше у меня весьма скудные познания, но я слышал, что в 70-ых годах прошлого века, все философы поголовно превратились в экологов.
Да, философия в своё время сыграла немаловажную роль в развитии ранней науки, ибо из упражнений обычно что-то да получается. Но, извините, когда какой-нибудь математик типа Гёделя доказывает теорему, которая важна, но при этом на столько проста, что её понимают даже философы (и уже хотя бы за это страстно за неё цепляются), а самому Гёделю тут же приписывают звание «философа математики», то факт, доказанный Гёделем, от этого не становится заслугой философии.
У меня складывается впечатление, что от того, что когда-то философией упражнялись целые государства, она возомнила себя самой важной «наукой», а теперь, чтобы хоть как-то оправдать своё существование, она навешивает «философский лейбл» на всё, в чём философы могут разобраться при помощи своих философских умов. То, что каждый второй знаменитый логик за одно и «философ математики» тому яркое подтверждение.